Запасный дворец

26 декабря 2012 17:58 Комментарии выключены

 Подьячий Г. К. Котошихин, сбежавший в 1664 году за границу и составивший для шведов подробное описание России, сообщает, что даже самые знатные бояре сходили с коня или выходили из саней «не доезжая двора, и не блиско крыльца». Служилые люди более низкого ранга спешивались еще дальше — на Ивановской площади, а подьячие, кроме самых «старых первостатейных», согласно указу 1654 года и вовсе не имели права въезжать в Кремль на лошадях. Вход на царский двор был строго запрещен всем, кроме бояр и служилых людей. Появление во дворце с оружием, пусть и без злого умысла, а по недомыслию или забывчивости, грозило арестом и изнурительными пытками с целью выведать заговор. За выбитым признанием следовала немедленная казнь; если же несчастному удавалось на троекратных пытках не оговорить себя, его сажали в тюрьму, «доколе по них поруки будут», а при отсутствии поручителей после заточения ссылали. Строго запрещалось появляться во дворце больным. Бесчестье, нанесенное в этом месте служилому человеку, приравнивалось к оскорблению «государева двора» и наказывалось в зависимости от тяжести тюремным заключением или битьем батогами. Внутри самого дворца право прохода в те или иные помещения зависело от служебного положения посетителя. Члены Боярской думы могли проходить в «верх», то есть в жилые покои государя, а ближние бояре — даже в царский кабинет.

Comments are closed