Белый и Земляной город

28 февраля 2013 5:19 Комментарии выключены

Заманчиво, конечно, представить, как вечером 23 мая 1468 года видный вельможа выскакивал из горящей бани. Но, во-первых, мы не знаем, носил ли Иван Патрикеев прозвище Корова (зато известны прозвища его сыновей: Михаил Колышка, Василий Косой, Иван Мунында). А во-вторых, на печати не обозначен обязательный в таких случаях титул. Но даже если печать не принадлежала Патрикееву, она открывает перед нами еще одну любопытную черточку быта древней Москвы: резчик написал прозвище владельца, следуя московской традиции «аканья»: не «Корова», а «Карова».

В XVI веке Зарядье приобретает иной облик. Ремесленников постепенно вытесняют в Белый и Земляной город служилые люди, приказные, торговцы и духовные лица. Раньше всех и дальше всех переехали кожевники — их слобода разместилась на окраине Замоскворечья, в районе современной Кожевнической улицы, и поныне хранящей память об этих мастерах. Дело в том, что при квашении кожи выделялся сильный неприятный запах, потому кожевников и переселили подальше и от торга, и от боярских усадеб Китай-города. Однако они не горевали — выстроили слободской храм Троицы Живоначальной в Кожевниках и без попреков со стороны продолжали свой нелегкий труд, благо Москва-река, протекавшая рядом, давала им достаточно воды для их производства.

Comments are closed