Характер двух столиц

17 апреля 2013 3:12 Комментарии выключены

Существуют предпочтительные объекты, на которых архитекторы набивали руку в течение двух предреволюционных столетий: вокзалы, общественные здания, великолепные доходные дома буржуа, банки и, конечно, особняки. Может быть, в стиле той эпохи отражается и различный характер двух столиц. Петербургские экземпляры того периода — дом Толстого, магазин Елисеева и дом Зингера на Невском проспекте — кажутся мне более прохладными, более северными, более английскими и готическими. Москва и в этом отношении менее ортодоксальна, более красочна и чрезмерна. То, что архитектура начала XX в. в Москве столь заметна даже в чужеродном окружении, должно быть, связано с тем обстоятельством, что стиль модерн резко контрастирует с историзмом второй половины XIX в., слишком часто сводившимся к обычному эклектизму. «Происходит не возрождение Возрождения, а рождение», — писал Отто Вагнер, характеризуя революционный импульс движения, которому многим обязаны и позднейшие авангардисты, столь резко отзывавшиеся о модерне. Несмотря на многочисленные вмешательства, архитектура двух предреволюционных десятилетий не была стерта с лица земли, слишком глубокий отпечаток она наложила на лицо города, в слишком большой степени сконцентрировала в себе силу того капиталистического бума, который вырвал Москву и всю Россию из идиллического существования глухой провинции.

Москва была городом задолго до того, как стала столицей.

Comments are closed