Женка Еремеева

24 мая 2013 17:26 Комментарии выключены

После изобличения старицы Персиды главным доносителем оказалось, что у нее «признаки на спине имеетца в подобие резанию ножами. А она Персида сказала что она ножами не резалась а до взятья в комисию незадолго пущала кровь горячешную в островских банях женка Еремеева дочь а имени ее не упомнит которая умре а сколко лет не упомнит же» 157. Однако все тот же Федор Яковлев донес, что на сборище у его отца в 1742 году «раздавали хлеб кусками и давали запиват воду вместо причастия и по спинам били себя гирями и резались ножами», что, разумеется, усугубило вину старицы Персиды. Сейчас, без сомнения, трудно судить, оговаривали ли доносители монахинь и насколько истинными были признания последних, добытые при допросах «с пристрастием под плетми». Однако, несмотря на все изобличения, главные подследственные – старицы Афанасия Иванова и Евпраксея Петрова – продолжали отрицать свою вину, и в 1748 году было решено «по снятии с них монашеского чину ввесть в застенок и подняв на дыбу спрашивать накрепко».

Comments are closed