закрытия монастыря в Москве

17 августа 2013 21:10 Комментарии выключены

До революции игумения Епифания учредила при Ивановском хуторе школу для крестьянских девочек, в которой обучалось в разное время от 20 до 30 детей. Руководительницей школы стала монахиня Анатолия. Девочки получали монастырское воспитание и по окончании школы, как правило, пополняли число насельниц монастыря. Однако после выхода декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви приходскую школу, конечно, закрыли. Девушки разошлись кто куда: одни отправились в город, увеличивая там число бездомных и безработных, другие занялись сельским трудом, нанимаясь поденно к более или менее обеспеченным крестьянам.

На хуторе проживало около шестидесяти человек. После закрытия монастыря в Москве связь с викарием поддерживалась через благочинного – протоиерея Константина Сперанского П2, жившего в селе Котово Мытищинского района и служившего там в храме Спаса Нерукотворного. Благочинный был подчинен викарному епископу Бронницкому, а тот имел связь со Святейшим Синодом. Хутор даже отчислял небольшие суммы на содержание Синода и викариата.

На хуторе жили по монастырскому уставу, причем такие требы, как, например, венчание или крещение, здесь не совершались. Однако после 1923 года хуторская церковь преподобного Сергия Радонежского «перешла на общие правила богослужения в сельских местностях согласно указанию НКВД» и получила статус обычного приходского храма. Священник церкви был из монахов, с сельским образованием, проповеди произносил по книжке. Чудотворных икон в храме не было.

Comments are closed