Яркий электрический свет

12 августа 2013 2:36 Комментарии выключены

 Включался яркий электрический свет, с грохотом открывались и закрывались двери, в коридоре раздавался топот сапог, крики, брань, чьи-то мольбы и рыдания. Наконец, в камеру вваливались надзиратели и выкликали фамилии жертв. Почти каждую ночь кого-нибудь из заложниц уводили на расстрел – это тогда не скрывалось. Когда за кем-нибудь приходили, женщины, рыдая, прощались друг с другом, а те, кому предстояла мученическая смерть, в отчаянии срывали с себя кольца, браслеты, серьги, бросая их, куда попало, чтобы только все это не досталось палачам. Хлопоты мужа Марии Ивановны возымели некоторое действие. Спустя неделю или две ее перевели в Новоспасский монастырь, где также обосновался концлагерь, правда, с менее строгим режимом, чем в Ивановском. Хотя расстрелы заложников происходили и в Новоспасском монастыре, но там их держали отдельно ото всех остальных, и никто не видел, как это происходило. Отец с дочерью навещали Марию Ивановну, приходя теперь прямо в тюремную камеру, где она находилась с такими же, как она, продавщицами с Земляного вала. Маленькую Зину кормили тюремной баландой, которая полуголодному ребенку казалась очень вкусной. Теперь Роман Никифорович хлопотал уже за всех обитательниц камеры. Месяца через три все они были освобождены, благодарили его и называли своим спасителем. Ивановский концлагерь упоминается в документах с лета 1919 года. На самом же деле он, вероятно, начал функционировать вскоре после выхода постановления от 5 сентября 1918 года «О красном терроре».

Comments are closed