Князь-Владимирский храм

31 августа 2013 4:41 Комментарии выключены

Впрочем, их жизнь, как и жизнь простых прихожан, редко отражена в церковных документах. Таким же образом обстояло дело и со священнослужителями, но только до тех пор, пока они исправно отправляли свою должность. Однако стоило им совершить неблаговидный поступок, как церковное начальство незамедлительно принимало меры, что находило отражение в документах консистории. Так, из них мы узнаем, что в 1734 году настоятель Князь-Владимирской церкви Алексий Петров во время крестного хода сквернословил и порицал другого священника и вскоре за пьянство был отправлен на месяц на труды в Саввино-Сторожевский монастырь 2°. Видимо, предпринятые меры возымели действие, и вскоре исправившийся священник вернулся к отправлению своих обязанностей, а уже на следующий год он отправлял прошение в синодальный Казенный приказ, в котором просил заменить в теплой церкви Бориса и Глеба ветхую напрестольную срачицу.

Этот же священник был свидетелем большого московского пожара 29 мая 1737 года и докладывал начальству, что «при своей церкви погоревших людей не погребал» 22. В ведомости о погоревших церквях по Ивановскому сороку отмечено, что Князь-Владимирский храм горел «снаружи и внутри, два престола погорели»» 23. Разумеется, от пожара страдали и деревянные дома, окружавшие церковные погосты. Однако построенные из сравнительно дешевого, легкодоступного и привычного материала, они достаточно быстро восстанавливались.

Comments are closed