Венецианец Марк Фоскарино

18 июня 2013 10:34 Комментарии выключены

Венецианец Марк Фоскарино, посетивший Москву в 1557 году, пишет: «На каждой улице имеются свои ворота и рогатки, так что ночью нельзя ходить по городу, не имея при себе светильников». Ему вторит поляк Самуил Маскевич, участник событий Смуты: «Боярин, выезжая из дому, садится в сани, запряженные в одну рослую, по большей части белую лошадь с сороком (связкой. — С. Ш.) соболей на хомуте. Ночью же или по захождению солнца челядинец, стоящий впереди, держит большой фонарь с горящею свечою, не столько для освещения дороги, сколько для личной безопасности: там каждый едущий или идущий ночью без огня считается или вором, или лазутчиком. Посему и знатные, и незнатные во избежание беды должны ездить и ходить с фонарем; а кто попадется в лапы дозора без огня, того немедленно отправляют в крепость, в тюрьму, откуда редкий выходит»158.

Греческое слово «фонарь» (светоч, факел) было хорошо известно на Руси. Фонари делались из слюды, окованной железом. Иоганн Кильбургер, составивший описание России при царе Алексее Михайловиче, упоминает, что «русские фонари делали из слюды весьма красиво и на разные цены». Фонари могли быть узорчатыми, расписанными красками, позолоченными. В хоромах царицы Евдокии Лукьяновны, супруги царя Михаила Федоровича, висел фонарь «слюден, теремчат о девяти верхах с нацветы с розными, по нем писаны розными краски травы в кругах, на травах птицы розные».

Comments are closed