Кормилица новорожденного царевича

4 августа 2013 5:53 Комментарии выключены

 Когда он подошел поближе, он громко начал кричать о помощи и сказал: “Этот страшный пожар прекратится не раньше, как будет брошено в огонь и сгорит проклятое тело безбожного Плещеева”. Как оказалось, он и притащил сюда это тело. Так как немцы ему не хотели оказать помощи, монах начал свирепо ругаться. Тогда подошло несколько взрослых юношей, которые помогли донести труп до пожарища и бросить его в огонь. И как только этот труп начал сгорать, тотчас же стало уменьшаться и пламя и погасло на глазах у наблюдавших это удивительное зрелище немцев»247.

В 1651 —1655 годах приказ возглавлял видный деятель эпохи Алексея Михайловича окольничий Б. М. Хитрово, в 1672—1674 годах — думный дворянин И. И. Чаадаев, в 1689—1б99-м — окольничий князь М. Н. Львов. Боярин князь Михаил Никитич Львов был близок к Петру I. Его супруга княгиня Неонила Ерофеевна в 1672 году стала кормилицей новорожденного царевича. Карьера боярина двигалась обычным путем: в 1695 и 1696 годах он участвовал в Азовских походах Петра I, во время Великого посольства вошел в состав комиссии, оставленной для управления городом и государством. В 1697 году с ним случился впезапный приступ помешательства, о чем царю подробно сообщал князь Ф. Ю. Ромодановский: «Известно тебе буди: на Москве многих улиц ездить отстали за великими недомосками и грязми, нерадением князь Михайлы Львова. Бояре, такожде и иных чинов всякие люди ему, князь Михайлу Никитичю, о мостах со многою докукою говорили.

Comments are closed