Заветы новой эстетики

28 апреля 2013 17:05 Комментарии выключены

 Она состоит среди прочего и в том, что эти люди жили не по своим возможностям, что они, не обманывая ни себя, ни других, ясно понимали и отчасти даже принимали поставленные им границы. Это понимание границ возможного, решительное признание необходимости и в то же время сомнительности своей позиции наделило лучших представителей буржуазного сословия несчастливым, даже трагическим сознанием. Дягилев — лишь один пример, пусть даже непревзойденный в своей выразительности, столь радикального понимания самого себя. На обеде, данном в его честь московскими художниками, Дягилев открыл присутствовавшим знаменитостям, среди которых были Мамонтов, Серов, Борисов-Мусатов, Остроу- хов, то, что, конечно же, думал не он один, но только он отважился высказать с абсолютной беспощадностью. При «дуновении летнего ветра», во время своих «объездов вдоль и поперек необъятной России» он убедился, «что наступила пора итогов»: «Глухие заколоченные майораты, страшные своим умершим великолепием дворцы, странно обитаемые сегодняшними малыми, средними, не выносящими тяжести прежних парадов людьми. И вот когда я совершенно убедился, что мы живем в страшную пору перелома; мы осуждены умереть, чтобы дать воскреснуть новой культуре, которая возьмет от нас то, что останется от нашей усталой мудрости. А потому, без страха и неверия, я подымаю бокал за разрушенные стены прекрасных дворцов! Так же как и за новые заветы новой эстетики.

Comments are closed