Утопия абстрактна

14 мая 2013 23:34 Комментарии выключены

Утопия абстрактна. Она выражает больше, чем может вмиг постичь предметное мышление, и больше того, с чем оно может справиться. Эта слабость позже сыграет роковую роль для нее и для революционной романтики, а руководство захватят организаторы аппарата, знатоки деталей.

Изменяются поверхности, а не структуры — более глубокое изменение придет только с «революцией сверху». С гербов царей и великих князей сбиты их эмблемы и вставлена советская звезда. Место икон заняли плакаты и надписи вроде «Религия — опиум для народа». На стенах провозглашается то, что должен знать весь мир: «Кто не работает, тот не ест». Ставятся массовые спектакли, пусть не везде такие блестящие, как в красном Петрограде, где изображается штурм Зимнего дворца и движением масс руководят с трибуны посреди Дворцовой площади. От акустических пространств теперь не осталось и следа. «Симфония гудков», как и вообще всяких свистящих, воющих и прочих шумовых инструментов, которая исполнялась, например, 7 ноября 1923 г., в четвертую годовщину Октябрьской революции, навсегда растворилась в эфире. На этот опыт коллективного изъявления чувств, окутывавшего весь город облаком звуков, опираются сейчас разве что в дни национального траура, скажем, во время похорон Брежнева.

Пространство, которым овладели архитекторы и художники, не знает границ — во всяком случае, их нет на акварели Александра Веснина, посвященной оформлению октябрьских праздников.

Comments are closed