Екатерина II

7 мая 2013 12:22 Комментарии выключены

В спорах о новом социалистическом городе речь шла не только о деталях, но и о статусе города вообще, ведь этот статус находился под обстрелом с двух сторон со времен появления идеи города-сада Эбенезера Говарда и тезиса Маркса о ликвидации различия между городом и деревней. При всех радикальных решениях историческое ядро города было бы лишено своих функций и стало музеем в чистом виде, омываемым новой жизнью, но бо

лее не наполняемым ею. Москва в какой-то степени оказалась избавлена от судьбы «второго Петербурга». Ее уберегли власть и упорство ее собственной планировки. Она уже была слишком сложившимся городским массивом, чтобы архитекторы могли взяться за работу таким же образом, каким Екатерина II набрасывала на шахматной доске города колонистов (Ростов- на-Дону). Генеральный план 1935 г. в известной мере принимает за исходный пункт исторически выросшую структуру. Но путь к нему вел через дебаты предыдущих лет со свойственной им широтой замысла, когда не отказывались ни от разумно обоснованных, ни от самых фантастических экспериментов. Признать, пусть даже скрепя сердце, что Генеральный план реконструкции Москвы 1935 г. нашел, вероятно, середину между консервированием старого и необходимой перестройкой, не означает замалчивать соображения советских архитекторов-авангардистов, опережавшие свое время. То, что они сделали в области критики развития капиталистического города, разработки новых решений, во многом осталось крайне актуальным и удивительно значимым.

Comments are closed