Архитектурная прерия

14 марта 2013 6:08 Комментарии выключены

 Несмотря на неудачу, от визита к старой даме осталось яркое впечатление: как она, не делая особенного события из прихода иностранца, сразу же перешла к делу; как, сидя в своем белом халате, подыскивала фразы на резком, но правильном немецком; как курила одну за другой крепкие папиросы, держа их в руке, словно в невидимом длинном мундштуке из слоновой кости; как время от времени без стеснения ругалась, если не находила нужного слова достаточно быстро. Все это складывалось в портрет женщины, усвоившей непринужденность движений и выражений совсем в другую эпоху.

Отыскать следы Беньямина в Москве оказалось гораздо труднее, чем узнать город, описываемый в «Дневнике». На этого писателя в Москве и тогда обращали мало внимания, а сегодня его имя знакомо только специалистам, которые занимаются «новейшими вариантами левобуржуазной интерпретации марксизма» на Западе. Москва, которую Беньямин наблюдает и описывает в дневнике, лицо города, которое он лепит, — это так захватывающе точно, так свежо, будто не прошло достаточно времени, чтобы картины изменились или потускнели под пылью. И это несмотря на то, что Беньямин еще бродил в «архитектурной прерии».

Comments are closed