Все действительное разумно

10 июля 2013 12:37 Комментарии выключены

Упадку репортажа, вероятно, могут противостоять только события, встающие на пути информационной машины и нарушающие ее по большей части холостой ход; публика, все менее охотно пробавляющаяся суррогатами медийного мира; наконец, репортеры, готовые чем-то рискнуть ради дела. Работа вхолостую и рутина совершенно необоснованно оправдывались ссылками на «объективность». Но уже Адорно1 знал: истинная объективность исходит от субъекта. От него зависит не все, но главное. «Все действительное разумно, все разумное действительно». Энгельсу еще легко было видеть в этих словах Гегеля не только «философское благословение деспотизма, полицейского государства, королевской юстиции, цензуры». На фоне динамики буржуазной эры он мог противопоставить упорствующей действительности не только революционный разум, но и революционную действительность самого буржуазного общества.

Официальные советские наследники Гегеля пользуются языком философа по мере надобности. Самое жестокое последствие и без того жестокой сентенции заключается в том, что те, кто отгораживается от разумной действительности, объявляются неразумными, а то и сумасшедшими. Наука господства стала утонченной, ничего не оставляя на волю случайного или необъяснимого.

И все же протест против этой наисовременнейшей формы заточения, которая, впрочем, ведет свою традицию от высочайшего объявления невменяемым Петра Чаадаева в начале XIX в., касается только поверхности, только вершины айсберга.

Comments are closed