Строительство линии Москва — Архангельск

7 февраля 2013 6:05 Комментарии выключены

Указанные на табло названия городов, ставших доступными в ту далекую пору, — Архангельск, Вологда, Воркута, Тайшет — теперь звучат не так невинно. Слишком многие познакомились с заполярными городами не по своему желанию, а по чужой, непостижимой воле. И вернулись они оттуда всего-то лет тридцать назад. Строительство линии Москва — Архангельск, сооружение вокзала знаменовали одновременно окончание эпохи Мамонтова и вообще железнодорожных магнатов подобного типа, которые во второй половине прошлого столетия революционизировали транспортную систему, — таких, как Дервиз, выбившийся в люди из крестьян, аскет Самуил Поляков, филантроп Иван Блиох, также выходец из еврейской семьи, или инженер К. Ф. фон Мекк. Савву Мамонтова строительство северной линии привело к краху. Его обвинили во взяточничестве, посадили в тюрьму, и, несмотря на оправдание, он был человек конченый. В Бутырской тюрьме Мамонтов написал либретто оперы «Ошейник», перевел на русский язык моцартов- ского «Дон Жуана» и создал скульптуры своих надзирателей. После того как Ярославская дорога и все его имущество стали собственностью государства, он уединился в своей гончарной мастерской, месте встречи будущих великих художников. Ненамного лучше сложилась судьба другого сильного человека, отличившегося в железнодорожном строительстве. Графу Витте, стратегу российской модернизации и первому после революции 1905 г. председателю Совета министров, также пришлось уйти в частную жизнь.

Comments are closed