Широкое закругление

30 апреля 2013 22:44 Комментарии выключены

Широкое закругление перед площадью заполняется, воздух дрожит от голосов пришельцев. Долгий вечер продолжается иллюминацией, волшебный свет озаряет Кремль и, постепенно затухая, окутывает центр города. Множество народа, смотревшего салют с моста, стекается на площадь — десятки, если не сотни тысяч. Людской прибой разбивается о цоколь храма Василия Блаженного. Масса разделяется, на верху наклонного спуска видны люди в форме. Благодаря своей неприметности они кажутся призраками в ярком свете прожекторов, на фоне нежной зелени деревьев. Стоя с молодцеватым видом, они поддерживают порядок, мимо беспорядочно течет народ. На площади ничего не происходит, людской поток медленно прокатывается по ней, ее ширь поглощает пение и разговоры. Люди по отдельности не слишком торжественны, но общее настроение — несомненно. Как же без торжественности! Она тем более приличествует площади в тот день, когда десятки тысяч людей выстраиваются в очередь, чтобы пройти мимо могил у Кремлевской стены. Память о павших героях требует благоговения, движение замедляется из-за очереди и становится тем более спокойным и дисциплинированным, чем ближе цель. Людям напоминают, что надо идти колонной по двое, и те, кто стоит в очереди, чувствуют, к чему обязывает их эта площадь. Совершенно бессмысленно искать здесь политическое пространство вроде парламента, рыночной площади, ратуши, площади перед Бастилией или стараться разглядеть формы движения, соответствующие такому пространству.

Оккупациия ЧССР

Правильнее представить себе, что это крепость, священное место с золотыми куполами и принужденными к молчанию колоколами, огромный пантеон, Марсово поле, стена с захоронениями, место празднеств, плац для парадов. Какое невероятное мужество, какая самоотверженность, должно быть, вдохновляли тех, кто 25 августа 1968 г. всего пять минут простоял на этой площади с развернутым транспарантом: «Мы протестуем против оккупации ЧССР». Священному месту был брошен вызов, и через несколько мгновений вмешались не просто стражи закона в обычном смысле слова, но ангелы Господни. Только краткий миг Лариса Богораз, Павел Литвинов, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Виктор Файнберг, Наталья Горбаневская и Константин Бабицкий смогли провести на Лобном месте — трибуне и эшафоте одновременно. Несмотря на подчеркнутые линии и выразительные акценты, город безбрежен. Покинутый берег уже отодвинулся вдаль и время от времени показывается как тонкий штрих на горизонте или принимает вид хорошо знакомого диалекта. Берега, к которому ненадолго, мимоходом хотелось бы пристать, не видно, или, лучше сказать, он скрывается всякий раз, как подумаешь, что он уже близко. Интерес к происходящему на родном берегу и ежедневная сосредоточенность на нем слабеют, газеты, приходящие сюда, запаздывают, но дело не только в этом.

Comments are closed