Признание самоценности тела

15 марта 2013 17:29 Комментарии выключены

На теле тоже бывает кое-что написано. Речь не обязательно о татуировках, которые здесь любят делать, — знаках вечной привязанности, нанесенных на тыльную сторону кисти, памятных отметках на плече или неснимаемой замене кольца вокруг пальца. Впрочем, и татуировка уже о чем-то говорит: в известном смысле это данное собственным телом, собственной кожей обещание, теряющее силу только с прекращением существования тела. Речь также не просто о нагом теле, здесь в среднем, пожалуй, более мускулистом, широком, крепком, более «крестьянском», чем в наших обществах.

После своего знакомства с баней я имею в виду нечто иное: так сказать, неомраченное, даже целомудренное отношение к телу, еще не знающее общественной дискриминации живого прикосновения к чужой плоти и далекое от умения держать себя, превращающегося в чопорность. Нагота существует как данность, а не как нечто судорожно отвоеванное. Обращению с чужим телом — намыливанию, «нахлестыванию» березовыми или дубовыми вениками, возбуждающему циркуляцию крови и форсирующему процесс потовыделения, короче, всему ритуалу русской парной бани, — еще не мешает ставший нормой рефлекс на интимность. Это признание самоценности тела, желающего быть объектом ухода и переживания, имеющего собственные требования, как природный организм, который следует регулярно обрабатывать, чтобы он мог дольше выдерживать воздействие климатических условий.

Comments are closed