Исторический музей

16 января 2013 21:20 Комментарии выключены

 В 1930— 1940-е гг. застройщики не отказывали себе ни в чем, чтобы отплатить старой столице — за счет Тверской, которая превратилась в роскошный проспект, носящий имя писателя, чувствительного к горьким сторонам жизни. Наверное, это было неизбежно: ведь Тверская ведет к средоточию власти. Тому, кто идет по ней вниз, к центру, издалека бросается в глаза матовый блеск булыжной мостовой Красной площади и виден ее изгиб между Историческим музеем и храмом Василия Блаженного. Улица, когда-то, по всей видимости, достаточно вместительная и спокойная для магазинов и неспешно фланирующих прохожих, в лучах власти преобразилась. Теперь это одна из немногих московских «авеню», почти всегда настолько забитая транспортом, что ее нынешняя ширина представляется оправданной, а изгнание пешехода под землю — вполне понятным; улица, выставляющая напоказ жилые дома с бескрайними фасадами и безудержным декором в одном ряду со спасенными зданиями прошлого столетия (их отодвинули назад по рельсам, не считаясь с расходами); улица, обрамленная витринами, в которых товар демонстрируется стыдливо, как будто «понарошку»; улица, где чуть ли не на каждом доме красуется целая выставка имен знаменитых обитателей. И все же это не Невский проспект, а улица Горького. Совсем по-другому обстоит дело с Бульварным кольцом, разбитым на месте стены, которая до большого пожара Москвы (1812 г.) окружала внутренний Белый город.

Comments are closed