Интеллигенциии Восточного побережья США

4 мая 2013 4:00 Комментарии выключены

Оно может означать приобретение опыта, который конкретно подтверждает и развивает прежние воззрения, а может означать и то, что взгляд преломляется и впечатления кажутся слишком далеко ведущими, чтобы приезжий мог без усилий согласовать их с привезенными с собой тезисами и гипотезами. Во впечатлениях есть нечто такое, что позволяет им взаимно опровергать друг друга. Те, кто пытается обобщить их, подвергаются опасности завязнуть в сереньком «как так и» и капитулировать перед проблемой «двух правд». Я мог бы привести сколь угодно много примеров того, как обе правды идут рука об руку. Работа в Библиотеке им. Ленина — урок теснейшего сосуществования гумбольдтовских этики и манер с самой мелочной цензурой. Мне симпатичен облик ученых, сидящих за письменными столами в читальном зале № 1. Такие лица у нас можно в лучшем случае встретить в книгах по истории науки XIX в. Почти все в костюмах с галстуками, в очках, каких у нас днем с огнем не сыщешь, иногда с бородкой, которая у нас давно вышла из моды. Можно увидеть и фигуры, обычные для интеллигенции Восточного побережья США, — черты интеллектуального аристократизма и осанку, выдающую увлечение бейсболом и парусным спортом. А вот человек лет семидесяти, с окладистой седой бородой, как у древнерусских старцев; он полностью погрузился в рукописи и книги, которые штабелем нагромоздил перед собой, и даже не замечает, как непроизвольно кашляет в ответ на кашель в зале.

Comments are closed