Дореволюционная закваска

7 июня 2013 18:15 Комментарии выключены

Период театрального Октября не так хорошо документирован, но и здесь эскизы декораций и костюмов для спектаклей Мейерхольда и Таирова показывают, что 1917-й год не прервал строгой цезурой бурное развитие театра. Сцена задолго до него предвосхищала то, что еще только вызревало в общественной жизни, и много времени спустя с успехом питалась продуктами дореволюционной закваски. Почему же именно в России театр приобрел столь выдающееся значение? Может быть, потому что предлагал суррогат действия в мире, который казался неизменным?

Звезды русского театра, начиная от актеров крепостных трупп, которые аристократы заводили в своих поместьях, до Южина, Оленина, Ермоловой, Качалова, Павловой и Комиссаржевской, выстроены в почетную галерею. Интереснее, однако, детали: афиша, извещающая о выступлении Дузе, портрет Айседоры Дункан, балетная туфелька Кше- синской. И повсюду Шаляпин, которому отвели отдельную комнату: вот Шаляпин в золотом облачении Бориса Годунова, бледный и величественный; вот он же по пути из «Театро Колон» на Нижегородскую ярмарку; вот артиста, возвратившегося на родину, восторженно приветствуют в Большом зале Консерватории в годы Гражданской войны. Шаляпин — русский богатырь и вельможа, человек эпохи Ренессанса, который поет, играет на сцене, пишет красками и занимается литературой, создает собственный скульптурный бюст. Шаляпин — народный герой, которому народ прощает экстравагантные выходки в Монте-Карло.

Comments are closed