Запрет священника

6 июня 2013 19:48 Комментарии выключены

 Поскольку твердых доказательств, изобличавших игумению в избиении монахини Ноны, не нашлось, дело окончилось увещеванием сторон. Архиепископ Платон в своей резолюции предписывал игумении вести свое правление «благочинно и кротко, а монахинем игуменье повиноваться».

Жесткость и властность новой игумении проявились не только во время проведения ремонта. Вероятно, сразу после вступления в должность она по собственной воле решила ужесточить правила содержания Дарьи Николаевой – Салтычихи. Об этом свидетельствует жалоба к прокурору Синодальной конторы, поступившая от матери Салтычихи, вдовы Анны Ивановны Бредихиной. В жалобе указывалось, что, вопреки императорскому указу, игумения «1) запрещала священнику ходить к Дарье Николаевой для духовных наставлений 2) пищу ей велела относить самую суровую, а не обыкновенную старческую; платье теплое, приготовленное ею, Бредихиною, надеть не допускала; возбраняла вычищать скоплявшуюся в тюрьме нечистоту; не позволяла выпускать ее из подземной тюрьмы в приделанную нарочно от той тюрьмы к церковной стене трубудля слушания церковнаго пения». В ответ на это Синодальная контора распорядилась призвать игумению Измарагду в Московскую духовную консисторию и внушить ей, чтобы она «таковых суровостей, каковы и в состоявшемся содержать ее, Николаеву, указе не предписано, не чинила бы, а поступала б в том во всем на основании онаго указа непременно.

Comments are closed