Василий Руднев

3 июля 2013 23:00 Комментарии выключены

Василий Руднев сообщает о том, что первым желанием Елизаветы Алексеевны было устройство на свои средства приюта для малолетних в память своего умершего сына, а вторым – восстановление сгоревшего в 1853 году Большого театра, который, по ее мнению, способствовал просвещению народа. Встреча с монахиней Зачатьевского монастыря Алевтиной изменила ее замыслы. Монахиня посоветовала ей восстановить Ивановскую обитель 259, и благочестивая вдова последовала ее совету. Вероятно, это было прежде всего связано с тем, что ее супруг был тезоименит святому Иоанну Предтече. Свою роль могли сыграть и какие-то детские впечатления, поскольку отец Елизаветы, Алексей Алексеевич Мазурин, после 1812 года поселился неподалеку от монастыря, на Покровке, в приходе церкви Воскресения в Барашах. Знаменательно и то, что монахиня, определившая выбор Макаровой, была насельницей Зачатьевского монастыря. Не исключено, что она застала в живых кого-нибудь из последних ивановских монахинь, переведенных в эту обитель. В том, что Макарова не оставила свой благой помысел, большую роль суждено было сыграть ее невестке Марии Александровне Мазуриной, которая была женой покойного брата Елизаветы, Николая Алексеевича. Именно она устроила встречу Макаровой с митрополитом Филаретом (Дроздовым). Непосредственное участие святителя в деле возрождения обители определило ее устав и последующую жизнь,

несмотря на то что оно было осуществлено намного позже его блаженной кончины.

Comments are closed