Слова очевидцев

14 июня 2013 12:16 Комментарии выключены

Была она среднего роста, худощавая и сохраняла на своем лице «черты прежней красоты, ея приемы и обращение обнаруживали благородство ея происхождения и образованность». Судя по воспоминаниям этих свидетелей и рассказам Головиной, жизнь Досифеи в монастыре была затворнической. Так, по словам Головиной, из всех насельниц Досифея допускала к себе лишь ту монахиню, у которой Головина училась: «эта монахиня была вхожа в келью матери Досифеи, принимавшей в то время, кроме ея, только игумению, да своего духовника и не выходившей никуда, даже в общую монастырскую церковь». О том же сообщал и И. М. Снегирев – по словам очевидцев, Досифея посещала только надвратную церковь, куда «выходила весьма редко и то в сопровождении приставленной к ней старицы». Богослужение совершал ее духовник с причетником, причем «церковные двери запирались изнутри, чтобы никто не мог войти».

Возможно, что начало этому затворничеству было положено предписаниями, содержавшимися в указе, по которому Досифея была определена в монастырь. То, что такие предписания существовали, доказывает отсутствие ее имени в ведомостях о монашествующих (на что обратил внимание И. М. Снегирев). Вероятно, в этом указе определялся и порядок посещения Досифеей богослужений. Для таких посещений, кроме соборного храма, могла быть выделена надвратная церковь во имя Казанской иконы Божией Матери, где монахиня могла присутствовать на службе, не вступая в общение с другими сестрами и богомольцами.

Comments are closed