Архиепископ Платон

11 июня 2013 12:25 Комментарии выключены

Придя в келью со сторожами, она перетащила все запасы из погреба в покои, рассыпав часть их по пути. Кроме того, игумения повелела сломать печные трубы и снести крыльцо. Когда Тишина в январе 1779 года вернулась в монастырь, она обнаружила, что «запас весь разметан по полу, и не толко оной почти весь съеден мышми, но и самои потолок, и стены прогрызены насквозь, отчего в покоях жить никак неможно. Принадлежащие Тишиной соленые огурцы игумения велела раздать сестрам монастыря во время Сырной седмицы. Тишина просила архиепископа Платона допросить казначею и монахинь и приказать выплатить ей за разрушенные покои 200 рублей. Измарагда была допрошена благочинными Ивановского и Сретенского сороков. Она полностью отрицала свою вину, однако допрос священника, казначеи и некоторых монахинь доказал справедливость жалобы. Благочинные определили действия игумении как «род публичного хищения и ограбления», а тоже злоупотребления властью, которая ей была дана не для того, чтобы «силою ея производить ей всякия неустройства, безпорядки и обиды другим соединенныя с наглостию». Тем не менее, уважая старость игумении и «долговременность в понесении трудов монашества», благочинные предлагали соединить правосудие «с человеколюбием и умеренностию» и, отрешив ее от игуменства, наложить «за наглость. и опорочивание монашескаго жития и поведения правилную эпитимию» и заставить уплатить Тишиной за расхищенную и испорченную собственность. Кроме того, игумения должна была взять изветшавшие по ее вине покои Тишиной себе.

Comments are closed